Новости медицины, Медицина в Казахстане, Новости здоровья
Мировые новости Казахстан No smoking Знаменитости Аптечка Красота и здоровье Наука и открытия Здоровье и спорт Мама и ребенок
СНГ Худеем вместе Крепкие зубы SOS Статистика Компании Про это Официально Законодательство

 

Последние новости
SOS
ИМ НУЖНА ПОМОЩЬ ЕСЕНОВ ИСЛАМ


Последняя информация: Исламу уже 16 лет, и он давно мучается со своим диагнозом, который не могут вылечить в Казахстане. Родители исчерпали все свои возможности, и теперь обращаются к ВАМ! Ему могут помочь врачи из г.Стамбул,Турция,клиника GAZIOSMANPASA. Они ждут его в ближайшее время.
Медицинский гороскоп
  • 1 апрель 2014, 18:00
В Кемерово ребенку впервые провели лапароскопическую пиелопластику


Кемеровские медики впервые провели лапароскопическую пиелопластику 16-летней пациентке, страдавшей гидронефрозом. Из-за сужения в мочеточнике у девушки был нарушен отток мочи. Эндоскопически через три прокола медики провели реконструктивно-пластическую операцию на лоханке и мочеточнике, восстановив свободный отток мочи и сохранив функцию почки.

В случае, если бы врачам не удалось решить эту проблему, девушке бы грозили серьезные проблемы со здоровьем — от хронической инфекции мочевыводящих путей до полной утраты функции почки, — говорится в сообщении пресс-службы детской городской клинической больницы №5 Кемерова.

«Мы иссекли участок суженного мочеточника, сформировали пиелоуретеральный анастомоз, то есть создали новое широкое сообщение между лоханкой и мочеточником, - объясняет детский уролог-андролог Роман Суров. - Нам было важно наладить свободный отток мочи и сохранить функцию почки. Со своей задачей мы справились».

Раньше детей с подобными заболеваниями оперировали открытым способом, после операции пациент должен был не менее двух недель провести в больнице, а потом ему требовалось длительное восстановлению. После операции, проведенной лапароскопическим методом, девушку отпустили уже через неделю.

«Это, по сути, ювелирная операция. Конечно, проще оперировать традиционным открытым способом, но речь идет о детской хирургии, поэтому если у нас есть малейший шанс снизить травматичность операции, мы обязаны им воспользоваться», - говорит медик.
  • 1 апрель 2014, 17:58
Мусорные лекарства


Почему в Европе и США продаются хорошие и качественные лекарства, а в России это не так? Особенно остро такой вопрос встает, когда нужно заменить один препарат (часто оригинальный и дорогой) на его отечественный аналог. Это обычная практика во всем мире, но нигде, кроме как у нас, такой процесс не носит столь болезненный характер. Как вообще на российский фармрынок и, соответственно, в аптеки и клиники попадают устаревшие или недействующие препараты?

Откуда берется мусор

Причин на это несколько. Одна из них заключается в том, некоторые препараты созданы очень давно. «На фармрынках разных стран обращается довольно много старых лекарств, которые появились в «донаучное» время, когда достоверных методов оценки эффективности препаратов еще не было, — говорит президент Общества специалистов доказательной медицины профессор Василий Власов. — В России яркий пример —настойка боярышника. Эти препараты живут себе и живут. Если они безвредны, то живут, пока у них есть покупатели. Когда они банкротятся, то постепенно исчезают с рынка, но на такое «лекарство» покупатели есть всегда». Достаточно много на рынке и новых лекарств, которые также «не работают». «И на это тоже есть свои причины, — поясняет профессор Власов. — Непоследовательны бывают критерии оценки результатов исследований, и на фармрынок попадают те препараты, которые по гамбургскому счету не должны были бы попасть. В России закон подразумевает оценку эффективности и безопасности лекарственного средства, но не уточняется, что же это такое. Сейчас у нас можно зарегистрировать препарат, который не имеет полноценного доказательства эффективности и безопасности. К примеру, не проведены сравнительные клинические испытания, а просто пролечили 100 человек, и "всем стало легче". Препарат разрешают». Это в частности касается иммуномодуляторов. В исследованиях было показано, что такие препараты изменяют показатели иммунитета. Однако этого не достаточно: чтобы можно было с уверенностью говорить о необходимости применения подобных лекарств, они должны изменять именно течение болезни. Этого не происходит, но препараты все равно на рынке. Ноотропы, которые также распространены на постсоветском пространстве, проверялись в недостаточно хороших и качественных клинических испытаний. И поэтому нельзя сказать, что они обладают проверенным существенным эффектом.

Третья причина — элементарная коррупция. В 2005 году ученый мир был весьма удивлен рекомендациями российских онкологов по широкому использованию китайской эмульсии растительного происхождения, называвшейся «Канглайт». Противоопухолевый препарат из Китая был зарегистрирован в России, несмотря на то, что каждое исследование включало всего несколько десятков больных. В испытаниях, правда, принимали участие известные российские специалисты. Производитель же показал фото якобы своих современных цехов, тем и ограничился. «Эта эмульсия не прошла испытаний даже первой фазы в США, а испытания в России, мягко говоря, недоброкачественные, — говорит профессор Василий Власов. — А ведь Ли Дапенга даже приняли почетным членом в РАМН. Я уверен, что препарат «Канглайт» нормальной экспертизы никогда бы не прошел». В этой ситуации расчет на неизлечимо больных оправдан: в любом случае найдется желающий заплатить за восточное чудо.

Положение тяжелобольных пациентов, бывает, провоцирует выход на рынок более серьезных, но все же малоизученных препаратов. «Больные не могут ждать десятилетия окончания испытаний, они хотят быстрой доступности лекарства на рынке. И во всех странах контролеры оказываются в сложном положении, они вынуждены спешить. В результате лекарство выходит на рынок, но потом оказывается малоэффективным, а побочные эффекты большими», — объясняет профессор Власов. Если, к примеру, в клиническом испытании (КИ) участвовало слишком мало пациентов, компания получает разрешение на выход на фармрынок с условием проведения дополнительных КИ, но условие потом игнорируется. В январе 2014 года Журнал Американской медицинской ассоциации опубликовал такие данные: за последние 7 лет в каждом третьем случае разрешался выход на рынок препарата после одного клинического испытания. То есть эти результаты даже не с чем было сопоставить. Что касается России, то, по сведениям экспертов, КИ у нас контролируются не так строго.



Много чести

«Вопрос "засоренности" фармрынка вообще, на мой взгляд, ставить не совсем правильно, — считает независимый эксперт Николай Беспалов. — На любом рынке есть масса препаратов, которые по большому счету не являются жизненно необходимыми или как минимум имеют сомнительные показатели эффективности. Так в том числе можно говорить о большинстве гомеопатических препаратов, которые обращаются в мире. Значительное количество безрецептурных лекарственных средств также подпадают под это определение. Если говорить об иммуномодуляторах, ноотропах, легких антидепрессантах или адаптогенах, то все эти препараты имеют право на существование и, более того, помогают пациентам в тех или иных ситуациях».

Бесполезными могут оказаться и те лекарственные средства, которые имеют доказанную эффективность. Дело в том, что они нередко используются не по назначению. Этим грешат не только отдельные российские торговые марки, но и вполне респектабельные зарубежные производители. «Такая проблема возникает в силу излишней активности отдельных компаний в сфере продвижения своей продукции, — говорит Николай Беспалов, — касается это и рецептурных препаратов. В итоге из-за активного продвижения и позиционирования возникает перекос. Мультивитамины начинают рекламировать как препарат для улучшения структуры волос, как лекарство от стрессов или нервного перенапряжении и т. д.»

Заместитель председателя Формулярного комитета РАМН профессор Павел Воробьев, анализируя как-то российский Перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов, отметил, что среди этих средств значатся «активированный уголь, кофеин, пирацетам, рибоксин (инозин), никотинамид, рибофлавин, которые никогда не испытывались, а если и были испытания, хорошо организованные исследования, то они показали неэффективность этих препаратов». Даже по подсчетам специалистов Министерства здравоохранения большая часть средств лечебно-профилактических учреждений тратится на лекарственные средства с сомнительной эффективностью.



Европейская защита

Для того, чтобы хорошее лекарство попало на рынок, а плохое нет, нужна эффективная регистрационно-контрольная система. Профессиональная и некоррумпированная. Выход на рынок препаратов в России отличается во многом непроясненностью правил и нормативов и большой непрозрачностью. К примеру, в Великобритании государство закупит препараты только тогда, когда их одобрят эксперты. Таким экспертным органом является Национальный институт здоровья и качества медицинской помощи (National Institute for Health and Care Excellence, NICE). Приципиально он работает схоже с научными надзирающими агентствами: американской Администрацией по контролю за продуктами питания и лекарствами (Food and Drug Administration, FDA) и Европейским агентством по лекарственным средствам (European Medicines Agency, EMEA). Важная цель для западных регуляторов еще и бороться с протекцией в отдельных странах, не желающих регистрировать новые препараты, которые могли бы конкурировать с лекарствами, уже производящимися в этих странах.

И в Евросоюзе, и в США экспертные процедуры открыты, обсуждения идут гласно. Производители лекарств приходят при проведении предварительных консультаций с регуляторами, когда еще только вырабатываются решения, а после принятия отрицательного решения могут их оспаривать в судебном порядке. «Когда идут консультации в NICE, — рассказывает старший научный сотрудник института Лиза Осипенко, — на них присутствуют независимые эксперты, имеются письма конкурентов, присутствуют представители пациентских организаций, да и сами пациенты, идет трансляция, все документы вывешиваются на сайт. Все процедуры абсолютно прозрачны. Решение института — это эталон экспертных решений. И если отзыв о препарате положительный, то государство обязано профинансировать закупки». В год институт проводит только 45 экспертиз, каждая длится 4 часа. «В первую очередь согласие на экспертизу дают тем препаратам, которые особенно нужны государству и пациентам, — рассказывает Лиза Осипенко, — нет аналогов, болезнь тяжелая или другие препараты для лечения данной патологии токсичны. Иногда к рассмотрению досье NICE возвращается через 3–5 лет. Так как экспертиза была отложена в пользу более нужных системе здравоохранения препаратов. Эксперты руководствуются не только эффективностью лекарственного средства, но и тем, насколько новый препарат работает лучше имеющихся, экономической целесообразностью по показателю QALY — стоимости 1 года качественной жизни. По QALY новый препарат сравнивают с имеющимися. Новый будет дороже или дешевле? Более дорогой препарат несет риск всей системе здравоохранения. Насколько препарат удобнее, инновационнее. Желательно, чтобы продление на год жизни или улучшение ее качества не стоили больше 20 тысяч фунтов, хотя бывают исключения в зависимости от патологии». В комиссию NICE входят ведущие узкие эксперты по данному заболеванию, а компания приглашает на совет 8 своих экспертов — экономистов, клиницистов. Ответ институт дает через 8 недель. До 80 % решений NICE бывают положительными, так как идет большая, скрупулезная подготовительная работа по доказательной базе, рекомендации выдаются на консультациях еще до подачи досье на экспертизу — после того, как препарат прошел третью фазу клинических испытаний, но до того, как начнется серийный выпуск препарата.

Если доказательств эффективности препарата у компании мало — лекарство в принципе не выйдет на рынок. Производитель заранее приносит план клинических испытаний в Агентство по контролю за лекарственными препаратами и медицинскими изделиями (Medicines and Healthcare Products Regulatory Agency, MHRA), которое и выдает лицензии препаратам. Комиссия делает предложение, как провести эти клинические испытания более доказательно. Важно, что своему национальному регулятору в Великобритании верят на 100 %, и если он дал препарату лицензию, это гарантия того, что лекарство проверено и «работает». Против экспертиз и института иногда подают апелляции, но за последние годы NICE ни одного дела не проиграл. А как уходят с рынка устаревшие лекарства? «Процесса вывода устаревших препаратов с рынка в Великобритании нет — просто, если новый препарат лучше, то старый хуже продается. Государственные закупки устаревшего препарата тоже сокращаются».



Бои без правил

В Ассоциации международных фармацевтических производителей говорят, что система регистрации препаратов в России находится в кризисе. «Все решения принимаются в закрытом режиме, хотя декларируется открытость, решения по конкретным препаратам оттягиваются до бесконечности», — рассказывает исполнительный директор ассоциации Владимир Шипков. Производители утверждают, что российская регуляторная система все никак не установится, меняются ответственные службы, полномочия и цены за регистрацию.

Многие годы экспертизы проводит Научный центр экспертизы и государственного контроля готовых лекарственных средств, который стал правопреемником сразу нескольких центров и институтов: Российского государственного центра экспертизы лекарств, Государственного научно-исследовательского института по стандартизации и контролю лекарственных средств, Научно-исследовательского института традиционных методов лечения и Научно-практического центра по контролю побочных действий лекарств. При этом функция федерального органа, регулирующего лекарственное обращение, передана Минздраву. И если раньше институты работали при Росздравнадзоре, теперь — при Минздраве. Сегодня научный центр отвечает за контроль качества, эффективность и безопасность лекарств на рынке, проводит фармацевтическую, доклиническую и клиническую экспертизы лекарств, как отечественных, так и зарубежных для медицинского применения в России. Кроме того, его обязанность — гармонизировать российские требования к лекарствам с зарубежными. То есть этот центр сегодня — главный эксперт, который определяет: какие лекарства люди будут покупать в аптеке, чем будут лечить в больницах, и что будет закупать государство для своих здравоохранительных программ (с учетом мнения Минздрава). Центр также решает, где и как будут проверяться в клинических испытаниях препараты с участием российских пациентов. Здесь же проводится государственный контроль качества лекарственных средств, проходит лицензирование контрольно-аналитических лабораторий и проверки заводов-производителей.

Трудно оценить, сократились ли при этих пертурбациях «непрозрачность», взяточничество и тарифы за ускорение регистраций препаратов. Во всяком случае на призывы производителей лекарств разрешить необходимые научные консультации со специалистами служб до регистрации препарата, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) отвечает отказами из-за боязни былых злоупотреблений. А производители жалуются на непредсказуемость требований и неясные причины задержек.

Сложностей добавляет и то, что в России не существует правил регистрации групп препаратов, для которых нужны особые схемы (орфанные, детские, первые дженерики, биопрепараты). Старший юрист «Пепеляев групп» Сергей Клименко рассказывает, что поправки к Федеральному закону № 61 «Об обращении лекарственных средств» обсуждаются уже в седьмой раз. В соответствии с ними должны быть строго ограничены сроки регистрации таких препаратов (в последней версии поправок указано, что они будут составлять 90 дней). Необходимо также определить правила, когда регулятор может остановить клинические испытание лекарства, сейчас этот вопрос тоже никак не прояснен. Не определены процедуры, по которым препараты относятся к взаимозаменяемым. По последним данным ФАС, часть этих поправок уже согласована с Минздравом, а вступить в силу они могут к началу 2015 года.



Российские испытания

Чтобы государство зарегистрировало на своей территории и разрешило оборот «хорошего» лекарства, препарат проверяют после исследований на животных и здоровых добровольцах уже в клинической практике. Но с проведением клинических испытаний в России есть проблемы. Из-за «зарегулированности» этой сферы рынка количество КИ ежегодно сокращается. Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств», вступивший в силу в 2010 году, не просто устрожил, но и сильно усложнил работу в этой сфере. Компаниям теперь крайне сложно получать аккредитацию, проводить страхование участников, сроки получения разрешений у регуляторов тоже крайне велики. До 50 % заявок получают отказы. Особенно болезненно общественность и СМИ воспринимают клинические испытания лекарств для педиатрической практики, то есть с участием детей. Нашумевшие истории прошлых лет с неэтичной практикой КИ заставляют Минздрав дуть на воду.

Директор глобального департамента биофармацевтических и клинических исследований компании «Польфарма» (Польша) Анджей Дзербицкий говорит, что «в России по причинам "зарегулированности" сферы КИ новые препараты выходят в среднем на год позже». Принятие решения может длиться до 3–4 лет, а в Ассоциации международных фармацевтических производителей сокрушаются по поводу невозможности получить исчерпывающие претензии регулятора к будущему препарату за один раз. По словам Владимира Шипкова, «компании-производители лекарств могут приносить досье на будущий препарат до бесконечности, но в итоге получить отказ». По данным компании Synergy Research Group, мониторирующей эту сферу, в России сейчас проводят 791 клиническое испытание лекарственных средств компании из 31 страны. Но количество начатых новых КИ ежегодно сокращается. В 2012 году их было 322, а в 2013 — только 265. Если в 2012 году в них принимали участие 67 тысяч российских пациентов, то в 2013 — лишь 57,6 тысяч.



Генеральная уборка

В идеале препараты должны быть не только доказанно эффективными, безопасными и экономически доступными при допуске на рынок — их еще нужно произвести на заводе в правильных нормативных и санитарных условиях. К примеру, машину нужно тщательно очистить от остатков предыдущего лекарства, прежде чем заложить субстанцию нового препарата. Насколько реальна опасность плохого качества лекарств, созданных в России? Фармзаводы, в основном, строились в советское время, поэтому на территории стран СНГ ситуации схожи (хотя, безусловно, у нас есть продвинутые заводы иностранных производителей). Представить, что происходит в России, можно по состоянию заводов на Украине. Украина за 3 года ввела жесткие требования ЕС к производству лекарств. И новая система контроля теперь предполагает регулярный инспекторат промышленных площадок при лицензировании производства и при выдачи сертификата GMP (good manufacturing practice, надлежащая производственная практика), а также обязательный последующий контроль инспекторами на заводах.

По словам профессора кафедры управления качеством Национального фармацевтического университета, основателя украинского GMP-инспектората Юрия Подпружникова, на проверяемых площадках украинских заводов инспекторы, которые провели 85 инспекций, регистрировали по 3–4 «критических недостатка», не говоря о нарушениях менее значимых. Требованиям ЕС соответствовали только 85 % предприятий. Обнаруживались такие нарушения, которые реально грозили жизни, здоровью пациентов — такие недостатки, при которых завод или цех в ЕС или США просто закрывают. В итоге из 151 завода (цеха) получили лицензию только 111, остальные были вынуждены по разным причинам уйти с рынка.

На низкое качество многих отечественных препаратов влияет и сырье. Основные поставки идут из Юго-Восточной Азии — так дешевле. О качестве этих веществ можно только догадываться: в Азии производителю не нужно доказывать высокое качество продукции, как это делается в США и ЕС, чтобы получить лицензию на импорт.

Переход российских заводов на принятую в США и ЕС практику ведения производства по требованиям GMP избавит от всех этих факторов риска. Но процесс оттягивается больше 10 лет, поскольку требует серьезных инвестиций. Хотя правила были утверждены в России законодательно с 1 января 2014, теперь из-за неготовности инспектората и уполномоченных на заводах они будут вводиться с 2014 по 2016 годы. Пока требование предоставлять такой сертификат при закупках лекарств реально не работает.

Но что будет с российским рынком, если избавить его от огромного количества лекарств, не имеющих доказанной эффективности или производящихся в ненадлежащих условиях? «Ничего плохого не случится, — убежден профессор Василий Власов. — Люди просто переключатся на другие лекарства. Сначала могут пошуметь — без валокордина кому-то будет непривычно, сон нарушится у стариков, но никакой катастрофы точно не будет».

Ирина Власова
  • 1 апрель 2014, 17:57
Не может быть: биорезонансная терапия


Среди множества аппаратных методов лечения и диагностики есть такие, механизм действия которых нельзя объяснить доступным языком. Нет, не потому, что физические принципы, лежащие в основе этих приборов, сложны для неподготовленного слушателя. Просто никакой физической основы их работы нет в природе. Отличный пример тому — крайне популярный метод биорезонансной диагностики и терапии.



Что это

Метод биорезонанса является продолжением идей Рейнхольда Фолля, немецкого врача, решившего создать собственное синкретическое учение. Доктор Фолль собрал пеструю мозаику из обрывков ориентальной медицины, восточных мистических практик и гомеопатии. Успеху его мероприятия способствовала напряженная обстановка, вызванная Второй мировой войной, и увлечение лидеров Рейха восточной мистикой. Фолль сумел завладеть вниманием руководства СС и, проявив определенную сговорчивость в вопросах морали, получить материальную поддержку для своих исследований. Для истории медицины до сих пор остается загадкой, каким образом Фолль избежал судов над нацистскими преступниками. Уже после войны этот врач начал активно утверждать, что может диагностировать болезни по измерению электропроводности кожи в акупунктурных точках. Это и послужило началом распространению метода Фолля в европейских медицинских кругах.

Теоретическим обоснованием метод биорезонанса обязан двум другим немецким изобретателям: Францу Мореллю и Эриху Раше. Первый из них был врачом, второй — инженером. Совместно они разработали простой, хотя и не совсем оригинальный план. Решено было адаптировать метод Фолля для воздействия на организм с лечебной целью. Для этого было предложено просто развернуть аппарат задом наперед и отправить «биологическое поле» обратно в тело пациента. Естественно, что характер и параметры этого удивительного биополя вновь остались вне технологической схемы изобретения.



Кто использует

Метод биорезонансной терапии особенно популярен в Германии (на родине изобретателей) и у нас. Отечественного потребителя с методом биорезонанса, как и со всей шкалой приборов, родственных методу Фолля, познакомил Центр интеллектуальных медицинских систем «Имедис». Именно в стенах этого учреждения, а вернее в Московском энергетическом институте, еще в 1980-е годы был смонтирован из подручных деталей первый отечественный аппарат Фолля. Творческий коллектив московских врачей и инженеров вслед за немецкими коллегами вновь успешно решил техническую задачу по подключению гальванометра к электродам, накладываемым на человеческое тело.

Производство, продажа и применение биорезонансных приборов оправдывается изданными Министерством здравоохранения в 2000 году Методическими рекомендациями № 2000/74 «Биорезонансная терапия». Конечно, текст документа составлен авторским коллективом Научно-практического центра традиционной медицины и гомеопатии, однако Минздрав одобрил эти рекомендации и включил биорезонансную терапию в Государственный реестр новых медицинских технологий. И это даже привело к госзаказам.

За последние десятилетия вокруг «Имедиса», с перестроечных времен тихо торговавшего несколькими Фолль-машинками с простыми гальванометрами внутри, сплотилась армия из фирм, заполняющих рынок аналогичным товаром. Справедливости ради следует заметить, что именно производители в этом сегменте рынка одними из первых провели модернизацию своего продукта. Раньше это были угловатые «Дерматроны», напоминавшие посылочный ящик, в который засунули сразу несколько утилизированных школьных демонстрационных приборов для измерения силы тока или сопротивления. Сейчас их сменили небольшие коробочки с множеством мигающих лампочек и шумящих гудков. Продвинутые варианты данной техники подключаются к компьютерному интерфейсу и дают на мониторе изображения пациента с диагнозом в графическом виде, иногда поразительной формы.



Как это «работает»

Как и любая сомнительная технология, идея биорезонансной терапии основывается на использовании терминов, собранных в наукообразный, но не имеющий смысла текст. Например, в определении метода постулируется: «Биорезонансная терапия заключается в коррекции функций организма при воздействии электромагнитных излучений строго определенных параметров. Это терапия электромагнитными колебаниями, с которыми структуры организма входят в резонанс. Воздействие возможно как на клеточном уровне, уровне мембран, так и на уровне органа, системы органов и целостного организма».

У человека, знакомого с основами физики и биологии, этот набор бессмысленных фраз вызывает как минимум недоумение.



Почему это не работает

Наш организм непрерывно производит различного рода колебания. Многие из них давно изучены и используются для диагностики. Простейшим примером является обычная кардиограмма. Однако чтобы войти с предметом в резонанс, нужно послать ему колебание, кратное по частоте. И сначала необходимо эту частоту колебаний определить. Четко сказать: «Печень излучает электромагнитную волну такой-то длины с такой-то периодичностью», — нельзя. Реальное излучение всегда неоднородно по структуре, поскольку представляет собой сумму излучений огромного множества источников (взять хотя бы все клеточные мембраны), и воспроизвести его технически невозможно. Если метод действительно работает (притом что его точность априори не может быть 100%-ной), значит, всегда есть риск, что в резонанс войдет не тот орган или белок. Тогда неизвестно, к каким последствиям это может привести. В любом случае выявлять подобное излучение необходимо лишь теми физическими приборами, которые уже используются в науке и практике, которые прошли необходимые испытания. Но на данный момент полноценных исследований приборов биорезонансной терапии нет, и получается, что непроверенным аппаратом исследуются неизвестные излучения, проводится лечение и контроль результатов. Это вызывает мало доверия, если учесть простоту устройства прибора.

Но почему у каждого пациента специалисты по биорезонансу находят разные заболевания? Все дело в ловкости рук. Получаемые оператором диагностического биорезонансного устройства результаты зависят не от состояния больного, а от силы и длительности нажатия щупом на кожу пациента, изменяя которые можно легко получить нужную силу протекающего в цепи электрического тока и увидеть желаемое отклонение стрелки гальванометра. Неизменным остается и внутреннее содержание всех биорезонансных приборов. Выпотрошив любой из них, будь это имедисовский БРТ, один из приборов многочисленной серии ДЭТА, украинский аналог «Радомир», нашумевший рявкинский ДЭНАС или даже всемирно известный «Цеппер» от Хульды Кларк, внутри мы найдем, кроме классического гальванометра, обеспечивающего диагностическую часть технологического процесса, лишь простейшую схему генератора импульсов. Форма сигналов, производимых приборами, может быть различной и зависит лишь от воображения производителя, но никак не влияет на перечень проблем, от которых обещается чудесное избавление. Кстати, нет такого заболевания, которое авторы метода биорезонансной терапии не взялись бы вылечить, ссылаясь на некую универсальность подхода: они обещают справиться со всем — от кариеса до СПИДа. И уже одно это провозглашение метода панацеей должно как минимум насторожить. Научные исследования же только подтверждают, что метод биорезонансной терапии не работает.

Семен Гальперин
  • 26 февраль 2014, 15:49
Ученые: Лекарства могут нанести вред пожилым людямЛекарства могут подействовать на организм пожилого человека непредсказуемо. Такое заявление сделали ученые.
  • 13 февраль 2014, 16:49
Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев прооперирован в Москве, сообщает РИА Новости.
Президента Кыргызстана прооперировали в Москве
  • 15 январь 2014, 18:26
Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР приняли решение развивать медицинский туризм, сообщают местные СМИ. С учетом огромного спроса на медицинские услуги и увеличивающегося потока туристов из стран Центральной Азии и России в китайский Синьцзян для прохождения медицинского обследования и лечения, власти СУАР активно развивают медицинский туризм.
Все больше жителей стран Центральной Азии едут на лечение в Синьцзян: Власти СУАР решили развивать «медицинский туризм»
  • 15 январь 2014, 18:25
Сотрудники Россельхознадзора в ходе лабораторных исследований обнаружили канцероген бензопирен в латвийских шпротах, передает РБК. Как сообщает пресс-служба ведомства, пробы для исследований были отобраны при проведении пограничного ветеринарного контроля поступившего из Латвии груза.
Россельхознадзор нашел в латвийских шпротах опасный канцероген
  • 27 декабрь 2013, 17:19
Шанс самостоятельно проконтролировать курс лечения получат все россияне. Минздрав собирается внедрить на территории страны приложение, считывающее штрих-коды лекарственных средств и дающее пациенту всю возможную информацию о препарате, передает ИТАР-ТАСС.
Программа считывания штрих-кодов раскроет истину о лекарствах
  • 23 декабрь 2013, 16:13
Согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 76% респондентов из 1600 опрошенных допускают возможность использования услуг суррогатной матери, пишет "Ремедиум". Если нет другой возможности завести собственного ребенка, то суррогатное материнство готовы рассмотреть 60%, а 16% считают его нормой в любой ситуации.
Россияне поддерживают суррогатное материнство
  • 20 декабрь 2013, 18:25
Количество россиян, выкуривающих минимум одну пачку сигарет в день, уменьшилось за год с 24% до 19%, передает "Ремедиум" со ссылкой на исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проводившееся в начале декабря 2013 года.
Опрос: в России стало меньше заядлых курильщиков
Пресс-релиз


Сегодня, 16 июня делегатами Кыргызской и Таджикской республик состоялось посещение Центра энергосбережения и распространения знаний при Казахском Агротехническом Университете имени С. Сейфуллина, здания государственного экономического лицея №9 «Зерде» в котором была произведена модернизация теплового пункта и повышение теплотехнических показателей ограждающих конструкций в рамках учебного тура по «зеленой» экономике.



С июля все московские поликлиники начнут работать по-новому



Это реализация городской программы "Московский стандарт поликлиники", отмечает Агентство городских новостей "Москва". Первой новую программу испробовала на себе поликлиника №64. "Все изменения в работе, реализованные в программе "Московский стандарт поликлиники", мы придумали вместе с москвичами и внедрили пока в трех амбулаторно-поликлинических центрах.
Количество ВИЧ-зараженных россиян растет, говорит статистика



В первом квартале этого года оно увеличилось на 10%. Столько же инфицированных проживает во всех европейских странах, говорит руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский. Итак, сейчас официально зарегистрировано 933419 больных ВИЧ-инфекцией. По словам Покровского, это почти африканские показатели.
Похоже, что реклама БАДов возвращается в Россию, говорят эксперты



Минкомсвязь и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в шаге от согласования временной либерализации рекламного рынка до 2018 года включительно, передает "Прайм" со ссылкой на замглаву министерства Алексея Волина. Он констатирует: "Не хочу забегать вперед, но на сегодня мы вроде бы нашли компромиссное решение с коллегами из ФАС. В ближайшие дни попробуем с ними договориться. Может быть, удастся пойти по пути если не полноценной отмены, то хотя бы снятия временных ограничений на рекламу".
Курганская, Ленинградская и Владимирская области бьют рекорды по ожиданию в очереди к врачу


Общероссийский народный фронт (ОНФ) выяснил, в каких регионах России нарушен норматив времени приема врача. Оказалось, в "черный список" регионов с наибольшим превышением норматива времени приема врача, в частности, по продолжительности ожидания приема попали Курганская, Ленинградская и Владимирская области, передает РИА "Новости".
ВОЗ: Евросоюзу к 2030 году грозит эпидемия ожирения




АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Эпидемия ожирения грозит населению Евросоюза к 2030 году, сообщает Росбалт со ссылкой на Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ).
Российские клещи проснулись, констатируют эпидемиологи



В России уже зафиксированы три случая вирусного энцефалита после укусов клещей. Пострадавшие зарегистрированы в Псковской, Иркутской областях и Красноярском крае, передает "НТВ.RU" со ссылкой на Роспотребнадзор. Также в Калининградской, Московской, Липецкой, Белгородской, Калужской, Вологодской, Самарской областях и Санкт-Петербурге врачи насчитали 62 случая иксодового клещевого боррелиоза. В общей сложности за медицинской помощью обратились более 16000 человек, покусанных клещами. Из этого числа примерно 5000 - дети.
На юге Кыргызстана зарегистрированы массовые случаи заболевания корью




БИШКЕК. КАЗИНФОРМ - В южных регионах Кыргызстана в Джалал-Абадской области врачами зарегистрированы 1 тысяча 798 случаев заболевания корью, из этого числа лишь 630 пациентов не были привиты. Об этом сообщили в пресс-службе Министерства здравоохранения Кыргызской Республики.
Реклама

 

 

 

 

 

 

 

 


Медицинские праздники